Через тернии к счастью: к 1150-летию Абу Насра аль-Фараби

Тегеран, 3 августа, ИРНА - Аль-Фараби – всемирно известный философ, ученый, которого во всем мире считают Вторым учителем после Аристотеля. Но почему его идеи и труды до сих пор не теряют своей актуальности и значимости?

Прошло 1070 лет с момента смерти великого мыслителя средневековья, ученого-энциклопедиста, яркого представителя арабо-мусульманской науки Абу Насра Мухаммада ибн Мухаммада ибн Узлага ибн Тархана аль-Фараби (870/872-950). 
Имя аль-Фараби почти 11 веков волнует умы человечества. Чем объясняется неугасающий интерес исследователей различных стран к его жизни и творчеству? В чем кроится секрет долголетия высказанных им мыслей?        
Наверное, в универсальности ценностей, которыми он руководствовался сам и которые продвигал через свои сочинения… Это – общечеловеческие идеалы добра, справедливости, гармонии, мира, просвещения, а также попытка ответить на вечные вопросы, в том числе – в чем состоит смысл существования, дать представление о том, каким должно быть государство и общество, чтобы каждый его член мог обрести в нем свое счастье… 
В силу хронологической отдаленности мы не располагаем большим количеством достоверной информации о жизни аль-Фараби. Дошедшие до наших дней сведения часто носят противоречивый характер, окутаны легендами и мифами. Возможно, это связано с тем, что, во-первых, ученый сам не оставил описания своего пути,  а, во-вторых, он жил в весьма непростое время, когда в обществе разворачивалась ожесточенная политическая и идеологическая борьба между представителями различных группировок и направлений.

Имя аль-Фараби упоминается, начиная с XI в., в трудах таких средневековых ученых и библиографов, как Ибн Сина (980-1037), Байхаки (994-1066), Кифти (1172-1248), Ибн Абу Усайбиа (1203-1270), Ибн Халликан (1211-1282) и др. Как следует из этого, мы не располагаем свидетельствами собственно современников аль-Фараби. Поэтому, в отличие от других представителей средневековой арабо-мусульманской науки, его имя долгое время оставалось в тени и довольно поздно  получило должное признание. Первые переводы трудов ученого, осуществленные Домиником Гундиссалинусом (лат. Dominicus Gundissalinus, 1115-1190) и Герардом Кремонским (лат. Gerhardus Cremonensis, 1114-1187), относятся к XII в. В Европе и России  аль-Фараби через латинские и еврейские переводы получает широкую известность под именем «Авеннасар», «Фараби», «Авиасаф» и «Авийеше» лишь в XV в.

Не известно и точное количество созданных аль-Фараби трудов. Исследователи указывают на диапазон от 80 до 200. Большинство из них не сохранилось по техническим причинам. Отдельные трактаты дошли до наших дней лишь в интерпретации представителей науки последующих поколений либо в переводах на различные языки (с переводов на латинский и еврейский языки позже были сделаны переводы на новые европейские языки). Считается, что в настоящее время труды аль-Фараби в виде оригиналов рукописей, а также переводов хранятся в хранилищах, библиотеках, музеях и архивах мира (в частности, в Нидерландах, Германии, Франции, Испании, Ватикане, Иране, Турции, арабских странах). Более половины сочинений ученого опубликовано в виде академических изданий на языке оригинала (арабском) в Лейдене, Хайдарабаде, Каире и Бейруте. Полагаем, что при исследовании творчества аль-Фараби следует принимать во внимание и проблему авторства. Абу Насру приписывали чужие работы, в то время, как часть его собственных творений получала известность под другими именами, что было довольно распространенным явлением в средневековье. Важно учитывать и то обстоятельство, что ученый часто использовал при написании так называемый логографический метод, когда сочинение складывается «из множества отдельных деталей, лоскутных элементов, которые в принципе допускали их расчленение и новое соединение». К сожалению, это часто приводило к потере самого труда, состоящего из разрозненных страниц, либо появлению нескольких трудов под разными названиями, имеющих при этом весьма схожее содержание. Возможно, представители последующих поколений сами осуществляли обработку имеющегося материала, компонуя различные страницы в отдельные сочинения. Специалисты, близко знакомые с творчеством аль-Фараби, могут найти целые абзацы почти идентичного текста, которые повторяются в его различных трактатах.  Данный вопрос требует детального изучения и  ждет своего исследователя.

Тернистый характер жизненного пути аль-Фараби объясняется и тем, что ученый был своего рода первопроходцем во многих областях знания в складывающейся мусульманской цивилизации. Такие личности принимали на себя первый удар критики и неприятия, поскольку во все времена все новое вызывало отторжение. Не стал исключением и пример аль-Фараби.   
Как известно, знания и науки в Арабском халифате делились на местные, или «чисто арабские» (арабская филология, исламские науки), и пришлые, или «иноземные» (заимствованные). К числу последних относились медицина, математика, астрономия, химия, логика, философия и др., которые были связаны с достижениями греческой, римской, индийской и иранской культур. Аль-Фараби в духе все более распространяющегося в то время энциклопедизма  изучает все эти науки, уделяя особое внимание философии и логике. Очевидно, что он встречался с переводчиками и учеными, которые работали в «Доме мудрости», посещал научные собрания. Следует отметить, что тогда в обществе имело место противостояние  между представителями местных и пришлых наук. Примером тому служит известный диспут между логиками и грамматиками, на котором, по большой вероятности, присутствовал и аль-Фараби. Официально спор завершился победой грамматиков. Но, думается, так обстояла ситуация с формальной точки зрения, поскольку арабы не могли допустить победы «пришлой» и «чуждой» логики на своей земле. Реакцией ученого на этот диспут стала его «Книга букв».

Аль-Фараби ознаменовал собой рождение качественно новой науки в халифате. Сегодня ученые называют ее «школой аль-Фараби», или эпохой «альфарабизма», и характеризуют как один из самых плодотворных периодов в истории развития средневековой исламской мысли. Аль-Фараби относится к поколению, которое стояло у истоков формирования арабоязычной философии – «фальсафы» (VII-X вв.). Поэтому его заслуженно считают одним из ее основателей. До него  философией в основном занимался лишь арабский ученый аль-Кинди (801-873), который первым обратился к трудам Аристотеля и основал направление перипатетизма на мусульманском Востоке (хотя занятие философией приписывают и известному средневековому литератору аль-Джахизу).  Именно эти две личности своим неустанным трудом проложили путь представителям науки последующих поколений XI-XV вв. (ат-Таухиди, Абу Сулейман ас-Сиджистани, Ибн Сина, Ибн Баджа, аль-Газали, Ибн Туфайль, Ибн Рушд, Ибн Халдун и др.). Их значимость заключается в том, что они исследовали интеллектуальную преемственность и уделяли особое внимание этическим аспектам знания. Аль-Фараби также признают первым исламским логиком, основателем багдадской школы этой науки.

Приобщение к достижениям других цивилизаций, их перевод на арабский язык и создание на их основе собственной арабоязычной науки требовало больших усилий. Этот процесс носил сложный характер, усугубляемый политической ситуацией в государстве. Аль-Фараби принимает активное участие в изучении и интерпретации наследия античных мыслителей, разработке научной терминологии на арабском языке по широкому спектру областей. Более того, ему принадлежит огромная заслуга в том, что весь этот иноземный материал приживается на новой почве и получает интерпретацию на арабском языке. Аль-Фараби, будучи рационалистом,  использует опыт других народов на благо мусульманской цивилизации. При этом, в отличие от античных авторов, ученый признавал существование Бога. В его философии тесным образом объединяются физика и метафизика. Ученый на фоне споров о сотворенности и несотворенности Корана,  о свободной воле и предопределении между хариджитами, кадаритами, джабритами, мурджиитами, мутазилитами, с одной стороны,  а также прениями между представителями ислама и других верований, с другой стороны, обращается к научному изучению божественной сути Творца и его атрибутов.  Этому способствует имеющая в халифате свобода, которая делала богословие в то время открытым для обсуждений. После смерти аль-Фараби, почти веком позже данная ситуация кардинальным образом изменится, и богословие примет более догматический характер. Ученый жил в эпоху, когда наблюдался подъем калама и мутазилизма. Аль-Фараби, будучи ярким представителем этого направления, создает свой знаменитый трактат «О разуме».

Современные ученые отмечают, что именно аль-Фараби устанавливает традицию, согласно которой наука служит отправной точкой для постижения религии, и последняя превращается в объект изучения конкретной науки.

Одним из первых на Востоке аль-Фараби в своем труде «О классификации наук» предпринимает попытку систематизации существующих в халифате знаний. Исследователи приписывают аль-Фараби и первенство в обосновании понятия вакуума.

Его «Большая книга музыки» также становится одной из первых попыток в мире представить воедино теоретические и практические аспекты музыкальной науки. Данный шаг представляется весьма смелым в условиях, когда к музыке существовало предвзятое отношение. Как известно, в первые века ислама она вообще была запрещена. Лишь позже, в эпоху Аббасидов под влиянием других культур музыка стала все больше проникать, как во дворцовую жизнь, так и распространяться среди простого народа. Сегодня исследователи отмечают, что по полноте представленного в «Большой книге музыки» материала еще никто не превзошел аль-Фараби.  

Подвергнув тщательному анализу «Большую книгу музыки» аль-Фараби, казахстанский исследователь С. Даукеева указывает, что в трактате «сведены воедино и глубоко исследованы вопросы музыкальной науки, в основном, представлявшие ранее темы отдельных сочинений, –  лада, ритма, техники музыкальной композиции, впервые детально и широко описан ближневосточный и среднеазиатский инструментарий, бытовавший в арабском халифате и унаследованный музыкальными культурами более поздних эпох», и заключает, что оригинальную музыкально-теоретическую концепцию философа можно рассматривать «как один из первых исторических опытов создания систематической теории музыки на Ближнем и Среднем Востоке.

Будучи свидетелем многих негативных явлений, которые имели место в Арабском халифате и позже привели к его практическому распаду, аль-Фараби не мог оставаться сторонним наблюдателем. Он четко осознавал, что при таком раскладе общество неминуемо ждет разложение и гибель. Как человек высоких принципов и духовных ценностей он не мог мириться с существующей ситуацией. В то время как другие силой и оружием пытались захватить власть, повергнуть противника, аль-Фараби пером и силой проницательного ума, не имея возможности вступить в открытое противостояние, вел свою борьбу с имеющимся злом на невидимом фронте интеллектуальной деятельности («Взгляды жителей добродетельного города», «Гражданская политика», «Афоризмы государственного деятеля» и др.). И он победил! Победил тем, что власть переходила из рук в руки, сменялись династии, этносы, расстановка сил, а высказанные им идеи и пути решения оказались востребованными во все времена: если хочешь добиться сильного государства и процветающего общества, открой народу путь к знаниям, просвети его ум и душу, наполни ее светом. При этом знанию должны предшествовать воспитание и высокая мораль, которые также должны культивироваться в обществе. По мнению аль-Фараби, лишь здоровый умом, телом и душой глава города способен помочь своему народу достичь такого состояния. Во всех своих трудах ученый отмечает, что народ к прогрессу ведут отдельные личности, которым открывается особое знание, недоступное общей массе людей. Ученых (философов) он приравнивает к пророкам, отмечая их превосходство над другими в силу этого открывающегося им знания (с одним лишь отличием, что ученые постигают это знание посредством разума, в то время как пророки принимают его как откровение). На наш взгляд, такие воззрения аль-Фараби свидетельствуют о высоком статусе ученого в Арабском халифате, что было связано с царившим в обществе культом знаний. Как указывают исследователи, «в последующие века мусульманское общество значительно опередило все остальные регионы мира по уровню развития многих наук, философии, искусства».

Ученые тогда пользовались большим авторитетом в обществе, им оказывали всяческую поддержку и покровительство. Известный средневековый автор аль-Джахиз в «Книге красноречия» («Китаб аль-балага») так охарактеризовал их место: «Без четырех вещей не может обойтись человек даже из знати – нельзя не вставать перед своим отцом, нельзя не услужить гостю, нельзя не заботиться о своем коне и не почитать ученого».

Время, в которое жил и творил аль-Фараби, приходится на эпоху правления династии Аббасидов (750-1258/1517). К этому моменту прекращаются внешние завоевания арабов с целью распространения ислама.

При Аббасидах знание, которое черпалось из самых различных источников, «было основным двигателем прогресса мусульманского общества». На уровень развития культуры в Арабском халифате свидетельствует появление здесь первых в мире университетов: аз-Зейтуна (VIII в.), Карауиин (IX в.) и аль-Азхар (X в.). В IX в. (около 827-830 гг.) в Багдаде в правление халифа аль-Мамуна (814-834) была создана первая в своем роде в исламском мире академия наук, или общество ученых – «Дом мудрости» («Бейт аль-хикма»), который стал главным центром развернувшегося в халифате переводческого движения с греческого, сирийского, индийского и персидского языков на арабский. О его масштабах свидетельствуют такие оценки ученых: «… это была одна из самых продуктивных в истории человечества попыток усвоения чужого научно-философского наследия… Работа по переводу научных и философских трудов в Халифате велась гораздо масштабнее, чем в средневековой Европе, предназначалась для гораздо более широкой аудитории мусульманской «интеллигенции» и носила светский характер». В «Доме мудрости» трудились представители  различных этносов и конфессий, которые осуществляли фундаментальные исследования, как по гуманитарным, так и прикладным наукам.

Таким образом, можно заметить, что аль-Фараби жил в эпоху великого культурного и научного подъема, несмотря на кризис политической власти и ожесточенную идеологическую полемику в обществе. Именно эти сложившиеся исторические реалии позволили ему достичь высот в науке и выдвинуть идеи, которые не теряют своей актуальности по сей день.

Идеальный град-государство аль-Фараби – это модель современного smart city в его широком понимании. Город, совершенный во всем! Как совершенный организм, в котором отлаженно работают все органы в тесной связи между собой, где каждый четко выполняет свою функцию, и где сбой в работе одного из них ведет к нарушению общей системы. Именно таким образом в  здоровом теле града устанавливается здоровый дух, здоровая созидательная энергия, которая ведет к его процветанию. Именно в таком гармонично развивающемся обществе человек как социальное существо обретает свое счастье. Аль-Фараби полагает, что человек создан для счастья и неминуемо должен его достичь («О достижении счастья», «Указание пути к счастью»).

Свое счастье ученый нашел в занятии наукой, в достижении высокого («деятельного») интеллекта, позволяющего ему глубоко постигать суть вещей и тем самым стоять выше других.     

Абу Наср отличался весьма смелыми идеями. Отказавшись от роли придворного ученого, он избрал аскетический образ жизни и полностью посвятил себя науке. При этом его наука не носила абстрактный характер, а была попыткой представить свои ответы и решения на существующие проблемы и реалии общества. 

Понять мир аль-Фараби очень сложно. Для этого в какой-то степени нужно стать самим аль-Фараби! Но приблизиться к его пониманию можно – через изучение его собственных трудов, трудов его учителей, наставников, предшественников (греческие мыслители, аль-Кинди, Юханна ибн Хайлан, Абу Бишр Матта ибн Юнус, Ибн ас-Саррадж и др.), учеников и последователей (Абу Хаййан ат-Таухиди, Абу Сулайман ас-Сиджистани, Йахья ибн Адий, Сухрабарди, Ибн Баджа, Абу аль-Хасан аль-Амири, Ибн Сина, Ибн Рушд,  Моисей Маймонид и др.), через его эпоху, которая стала связующим звеном между античностью и новым временем.

На примере аль-Фараби мы также наглядно можем наблюдать усиление выходцев из Ирана и Средней Азии, независимо от их происхождения. Чуть более века проходит с момента Атлахской, или Таласской битвы (751 г.), когда в Отраре на свет появляется будущий великий Учитель Востока.  Эта битва определила последующее цивилизационное развитие региона Средней Азии и Казахстана, известного в то время под различными названиями (Туран, Дешт-и Кипчак, Мавераннахр, земли тюрков и др.). Примечательно, что сначала тюрки заявили о себе в лоне исламской цивилизации в качестве новой силы именно на поприще науки и знаний. Современником аль-Фараби был еще один выходец из Отрара – известный языковед и литератор Исхак аль-Фараби (умер в 951 г.), который внес неоценимый вклад в дело развития арабского языка. В своем фундаментальном труде «Диуан аль-адаб» («Литературный сборник») он предпринимает попытку систематизировать вопросы арабского языка и литературы и представляет новый принцип создания словаря с опорой на последнюю корневую букву слова. Позже этот принцип будет положен в основу словарей последующих эпох (его используют, в том числе, И. аль-Джаухари при составлении словаря «ас-Сихах» и М. Кашгари в своем труде «Диуан лугат ат-турк»)

Второй наш соотечественник, с чьим именем также связано развитие арабской филологии, – Исмаил аль-Джаухари (940-1008), племянник Абу Ибрагима Исхака аль-Фараби, известный лексикограф арабского языка, автор труда «ас-Сихах» («Венец речи и правильные слова арабского языка»), который является одним из первых и фундаментальных толковых словарей арабского языка средневековой эпохи. Кроме того, большая часть этого материала была включена в более поздние арабские словари, составленные другими филологами.

Таким образом, «люди пера» из числа выходцев из Ирана и Средней Азии предшествовали появлению «людей меча».  

Не следует забывать и тот факт, что многочисленные ученые, внесшие большой вклад в развитие арабо-мусульманской цивилизации, являются выходцами из Ирана и региона современной Центральной Азии.  Одна лишь казахская земля подарила более 50 таких выдающихся личностей. Более того, имеется еще большое количество имен, канувших в лету и которые предстоит вновь «открывать» будущим поколениям.

Во все времена человечество стремилось иметь высокие идеалы, избирало примеры для подражания. Таковыми выступали пророки и святые в различных религиях (Будда, Заратушта, Моисей, Иисус, Мухаммад), учителя и наставники (гуру, лауши, устазы и др.), поэты и писатели, видные общественные и политические деятели.

Такого принципа придерживался и аль-Фараби. Он призывал к созданию просвещенного общества, где будет царить культ знаний, сопряженный при этом с высокими моральными ценностями и нормами. Но если конфуцианский мир существует уже давно, то мир, живущий по принципам аль-Фараби, или фарабисфера,  еще не сформировался окончательно. Для этого требуется глубже и полнее изучить наследие ученого, донести их в доступной форме широкой аудитории, популяризовать среди подрастающего поколения.

Будучи великим гуманистом, аль-Фараби хотел видеть мир счастливым. Одним из первых мыслителей в мусульманском мире поднимая проблему необходимости обретения каждым человеком счастья,  он  видел в этом высшую цель. Своим примером он олицетворял то доброе начало, которое может спасти человечество от неминуемой гибели. Полагаем, что в условиях усугубляющегося духовного кризиса, который переживает современный мир,  мысли аль-Фараби остаются как никогда актуальными. Созданная им модель благодетельного города-государства и разработанная этическая концепция могут послужить примером для достойного существования в наши дни. Аль-Фараби был удостоен высокого звания УЧИТЕЛЯ на мусульманском Востоке (и не важно, после кого и почему он был назван Вторым учителем – по этому поводу среди исследователей разных стран до сих пор нет единого мнения), но он заслуживает стать Учителем всех прогрессивно настроенных людей в мире!

Автор: Тулеубаева С.А.
Доктор филологических наук, профессор кафедры востоковедения Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева

Похожие новости

Your Comment

You are replying to: .
4 + 14 =