Глава МИД Ирана: ЕС не должен недооценивать свои возможности

Вена, 8 декабря, ИРНА. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил в четверг, что Европейский Союз не должен недооценивать свои возможности.

В интервью немецкому аналитическому центру Корбер Шифтунг по европейскому взаимодействию на Ближнем Востоке Зариф добавил, что Европейский Союз играет ведущую роль в достижении существенной когнитивной трансформации в ходе переговорного процесса.

Назвав ЕС способным партнёром на ядерных переговорах в Иране, он сказал, что ЕС снова может стать способным партнёром в обеспечении стабильности в регионе Персидского залива.

Полная версия интервью с Зарифом приводится далее.

Корбер Шифтунг: Господин Зариф, размышляя о последних событиях в германо-иранских отношениях, Совместный всеобъемлющий план действий, который вы обсуждали, является самым важным компонентом. Германия, в частности, возлагала надежды на новое начало отношений Ирана с Западом в этой сделке. Сегодня, похоже, будущее соглашения в настоящее время в основном зависит от амбивалентного Вашингтона. Может ли Германия сохранить сделку?

Зариф: Я думаю, что Германия и Европейский Союз сыграли ведущую роль в достижении существенной когнитивной трансформации в ходе переговорного процесса. Все понимали, что подход с нулевой суммой приведёт к отрицательному итоговому результату, и что нам нужно найти решение, которое отвечает интересам всех сторон, и это стало поворотным моментом. Сегодня Иран реализует свою сторону сделки. Однако нынешняя администрация США больше заинтересована в сохранении санкций и обеспечении того, чтобы Иран получал наименьшие выгоды, чем о выполнении своих собственных обязательств. Это противоречит букве и духу соглашения. В этой ситуации Германия снова может сыграть важную роль, убедившись, что мы вернемся к более позитивно ориентированному подходу и что Иран получит обещанные дивиденды, которые справедливо заслуживает от сделки.

Корбер Шифтунг: Как насчёт более широкого участия на Ближнем Востоке Германии и ЕС? Согласны ли вы, что ЕС имеет ограниченные возможности для изменения реалий в регионе?

Зариф: Я хочу сосредоточиться на нашем непосредственном регионе – Персидском заливе. ЕС не должен недооценивать свои возможности в этой области. ЕС оказался очень способным партнёром на ядерных переговорах в Иране, и я считаю, что он снова может стать очень способным партнёром в обеспечении стабильности в регионе Персидского залива.

Корбер Шифтунг: Каким образом?

Зариф: Я думаю, что ЕС должен играть гораздо более напористую роль, потому что его философия позитивных итогов, беспроигрышной ситуации и диалога могут стать важным компонентом разрешения конфликтов в регионе. ЕС должен содействовать диалогу и взаимопониманию, поскольку у него нет балласта, который есть у некоторых других игроков в этом регионе. Ещё одна важная роль, которую может сыграть ЕС, – отправить правильные сигналы различным игрокам в регионе, которые могут получить неправильные сигналы от других глобальных игроков во время спора между арабскими странами Персидского залива.

Корбер Шифтунг: Давайте посмотрим за пределы Персидского залива, в Афганистан, на вашего большого соседа. Несмотря на долгую историю международного участия, там сильная нестабильность, и как Германия, так и Иран продолжают принимать у себя большое количество афганских беженцев. Многие немцы больше не поддерживают участие Бундесвера в миссии НАТО. Как вы оцениваете будущее международного участия в Афганистане?

Зариф: Ну, мы также не особенно поддерживаем участие НАТО, но мы, безусловно, заинтересованы в том, чтобы европейцы продолжали участвовать в Афганистане. Мы начали этот проект вместе в Бонне, когда помогли афганцам создать переходное правительство после Талибана. Сегодня, спустя 16 лет, это правительство всё ещё работает, избирательный процесс продолжается, поэтому этот процесс действительно был более успешным, чем многие думали. Тем не менее, важно убедиться, что Афганистан остаётся жизнеспособным государством. Экономика Афганистана должна стать формальной и процветающей, а страна должна использовать своё географическое положение, свои человеческие и природные ресурсы, чтобы предложить афганскому народу разную жизнь, чем жизнь, которая основана на наркотиках, терроризме, торговли людьми. Достижение экономических преобразований в Афганистане также является наиболее эффективным способом решения проблемы беженцев. Людям нужно вернуться в свои дома и найти альтернативы преступной деятельности.

Корбер Шифтунг: Что могут сделать Германия и Иран для достижения этой экономической трансформации?

Зариф: Я считаю, что Иран и Германия могут работать вместе над проблемой Афганистана, я уже обсуждал это с немецкими руководителями. Одна из возможностей заключается в том, чтобы развивать транспорт из Афганистана в Персидский или Оманский залив и тем самым позволить афганцам развивать свои месторождения. Мы могли бы также участвовать в совместных предприятиях для создания производства внутри Афганистана. Например, Иран может перерабатывать афганскую железную руду в сталь и экспортировать её для афганцев. Иран обладает передовыми инженерными и строительными возможностями и может развернуть их в Афганистане при внесении доли расходов другими участниками. Поэтому мы имеем сравнительное преимущество.

Корбер Шифтунг: Последний вопрос в отношении Сирии. Что вы ожидаете от Германии и ЕС после окончания войны?

Зариф: Реконструкции. Сирийцы должны получить сообщение о мирных дивидендах, независимо от того, как будет сформирован этот мир, и пока это всеобъемлющий мир, все сирийцы будут довольны. Сирийцы должны знать, что ЕС поможет им восстановить свою страну без каких-либо ограничений. Единственное, что нужно, это мир.