Прощание с толерантным революционером

Тегеран. 09 января. ИРНА - С кончиной Аятоллы Хашеми Рафсанджани Исламская Революция и истеблишмент потеряли одного из своих самых преданных старых товарищей.

Но реальность затмевает все последствия, окружающие смерть Аятоллы Рафсанджани - сегодня Верховный Лидер Исламской Революции Аятолла Сейед Али Хаменеи потерял действительно верного друга.

Сегодня сердце Лидера наполнен горем. Лидер чувствует себя одиноким, так как покойный Аятолла Рафсанджани был одним из его самых внимательных и заслуживающих доверия товарищей.

Для покойного имама Хомейни Рафсанджани был бесконечным источником надежды, который заботился о самых чувствительных делах во время революции и после её победы, был человеком, который мог нести свои обязанности самым наилучшим образом.

Это само по себе является свидетельством правильного решения покойного имама Хомейни и реалистичного подхода Верховного Лидера – назначить Рафсанджани на наиболее важные посты.

Сердце Рафсанджани было шкатулкой с секретами, которые требовали от него проявлять большое терпение и толерантность. И история показала, что он действительно проявлял такую толерантность, и что это стало основной причиной, по которой он сыграл ключевую роль в наиболее нестабильную эпоху новейшей истории Ирана и оказался в центре внимания покойного имама.

Покойный Рафсанджани, помимо ключевой роли, которую он взял на себя в формировании Совета революции, также сыграл решающую роль в течение нескольких месяцев, приведших к победе Исламской Революции 1979 года.

Рафсанджани наряду с Муртезой Мутаххари и Мохаммадом Хосейном Бехешти, старших священнослужителей, оба из которых погибли как мученики в первые годы после победы Революции от двух различных террористических актов, сыграл значительную роль в протестах и всеобщей забастовке, которые в конце концов привели к свержению шахского режима.

Вслед за кончиной основателя Исламской Республики Иран, когда встал вопрос о поиске преемника покойного имама, Рафсанджани и Хаменеи, как два столпа Исламской Революции и государства, взяли на себя ответственность по руководству страной, и оставались всегда вместе, как друзья и союзники, как покойный имам всегда им советовал.

Тем не менее, то, что сделал покойный Аятолла Рафсанджани как независмый видный деятель, до и после имама Хомейни, была умеренность, которую он никогда не бросал, и конечно же, он воздерживался от принятия поспешных решений.

Это позволило революционеру всегда проявлять терпение в трудные времена и противостоять всем атакам, заговорам и проблемам, с которыми ему пришлось сталкиваться на протяжении многих лет, несмотря на то, что, казалось бы, он победил их, он никогда не переставал заботиться об обеспечении достоинства и жизнеспособности народа - тот же путь, по которому шёл покойный имам, чтобы обеспечить выживание священного государства - Исламской Республики Иран.

Основная цель Аятоллы Рафсанджани - поощрение и развитие страны таким же образом, как было при его предшественниках в прошлом. Так же, как делал Амир Кабир, главный министр при Насреддин-шахе, который внёс большой вклад в модернизацию Ирана.

Тем не менее, покойный Аятолла полагался на прочной и стабильной образ мышления, который он разработан на основе исламской доктрины – идеологии, которая коренится в учении покойного имама и его исторического опыта.

Позиция Рафсанджани как видного революционера и исламского деятеля придала этому революционному священнослужителю региональный и международный характер, а его добрая воля превратила его в посредника для урегулирования региональных проблем.

Многие из иранских политиков и чиновников страны обязаны своим опытом именно ему.

Ожидается, что сегодня его союзники и соратники продолжат путь Аятоллы Рафсанджани и будут похожи на него в том, что пойдут по правильному пути покойного имама Хомейни, Исламской Революции и государства, и никогда не сойдут с правильного пути развития, таким же образом, как делал Аятолла Хашеми Рафсанджани.





Ходжатольислам Сейед Махмуд Доаи, управляющий директор «Daily Ettelaat»



Статья первоначально появилась в персидской ежедневной газете «Iran Daily» 9 января 2017 года.